МОЗГ

Междисциплинарный семинар Руководитель семинара — К.В. Анохин

Рубрики

Семинары




Нейроэволюция. Часть 1



Главная » Нейроэволюция » Нейроэволюция. Часть 1

Август 1, 2011

Константин Владимирович Анохин - доктор мед. наук, профессор и член-корр. РАМН, руководитель отделом системогенеза нормальной физиологии НИИ им. П.К.Анохина: «Одной из самых интересных целей генетики и всей молекулярной биологии является загадка нейроэволюции. Я этим словом называю феномен, который открыт за последние годы молекулярной генетикой. Поразительный и простой факт: чтоб создать любой наш внутренний орган, требуется всего 3, 5, иногда 7 процентов всех генов. Но для создания мозга человека и иных млекопитающих предназначено больше половины генов из состава генома. Задумайтесь: каждый 2-й наш ген работает, чтобы обеспечивать функции мозга, что в корне изменяет представления про содержание эволюции. Нежная мозговая ткань у ископаемых животных не сохранялась, и палеонтологи свыше 2-х веков изучали преимущественно строение тела и скелета, черепов, костей.

Однако сегодня начинаем мы осознавать, что главные усилия эволюции животного мира были затрачены на именно создание мозга. Это гениально ощутил Тейяр де Шарден свыше 50 лет назад: "История жизни – это, по существу, развитие сознания, которое завуалировано морфологией".

0 Нейроэволюция. Часть 1

Одна из наиболее интересных целей генетики, а также молекулярной биологии, по словам Анохина Константина Владимировича (руководителя отдела системогенеза в НИИ нормальной физиологии имени П.К.Анохина) – загадка нейроэволюции. Так он назвал феномен, который был открыт молекулярной генетикой в последние годы.

Элементарный, но поразительный факт: для того, чтобы создать любой внутренний орган человека, требуется от трех до семи процентов из всех генов. Однако для создания человеческого мозга, а также мозга других млекопитающих, идет больше половины генов, входящих в состав генома. Только задумайтесь: для обеспечения нормального функционирования мозга работает каждый второй из всех наших генов. Это коренным образом меняет представления об эволюции.

Ткань мозга очень нежная, поэтому она не сохранилась среди останков ископаемых животных, поэтому единственное, что могли изучать палеонтологи, - это строение тела, скелета, костей и черепов. Только теперь мы начинаем понимать, насколько прав был Тейяр де Шарден, который сказал гениальную фразу: "История жизни есть, по существу, развитие сознания, завуалированное морфологией".

Приведем пример, который будет понятен современным людям. Представьте себе трагический день, в который в одночасье сгорели все компьютеры, от них остались лишь покореженные корпуса и некоторые механические детали. Пришедшая нам на смену цивилизация находит все это и пытается восстановить их и понять, как они функционировали. Они внимательно изучают остатки корпусов, мониторов, дисководов. Но всего этого недостаточно, чтобы понять, что же такое компьютер. Таким образом можно получить лишь сведения об оболочке.

А чтобы понять суть, необходимо, в первую очередь, восстановить работоспособность центральных процессоров, их внутреннее строение и программы. Современные ученые, изучающие мозг на генетическом уровне, занимаются именно этим. Какие именно гены работают в мозге? Каковы их функции? Почему их такое большое количество? Откуда они появились? Как вообще возник столь сложный человеческий мозг и разум вообще?

Для ответа на эти вопросы необходима совершенно новая синтетическая теория, которая смогла бы объединить три области биологии единым языком молекулярной генетики, а именно - изучение эмбрионального мозгового развития, его работы во время поведения и его изменений в процессе развития.